Методики по определению опухолевых маркеров

Опухолевые маркеры представляют собой макромолекулы, в основном белки с углеводным или липидным компонентом, наличие и концентрация которых в периферической крови и/или другой биологической жидкости коррелируют в определенной степени с наличием и ростом злокачественной опухоли в каждом конкретном случае. Они формируются внутри или на поверхности опухолевых клеток, или же происходит индукция их образования в других клетках.

Термин “опухолевые маркеры” охватывает спектр молекул с совершенно разными характеристиками. Общим для них является связь с малигнизацией, которая обусловливает их использование в клинической детекции (диагноз, скрининг) и наблюдении (мониторинг, прогноз) пациентов с раком. Опухолевые маркеры, как правило, не являются диагностическими, хотя они и могут давать информацию, которая при определенных условиях оказывается полезной для диагностики, особенно у тех пациентов, которые обращаются за помощью к соответствующим специалистам.

Важно помнить, что ни один опухолевый маркер не является специфичным для того или иного злокачественного новообразования и что “нормальное” значение маркера не исключает полностью наличие опухоли или рецидив.

Определение концентрации, а также изменений концентрации опухолевых маркеров требует знания in vivo и in vitro факторов, влияющих на получаемые результаты и искажающих их. Это имеет отношение не только к врачам — лаборантам, нои к врачам, непосредственно отвечающим за лечение и наблюдение больного.

Концентрация опухолевых маркеров зависит не только от степени его экспрессии, синтеза, высвобождения, экскреции, массы и распространенности опухоли, положения пациента во время забора образца крови, катаболизма опухолевого маркера. Так, факторами, влияющими на результаты анализа in vitro, являются:

условия хранения (на PAP),
время между забором крови и цетрифугированием (NSE ),
гемолиз и желтуха (PSA, NSE),
контакт емкостей для забора образцов с кожей (SCC),
загрязнение образца слюной (SCC, CA19-9, CEA, TPS),
влияние лекарственных препаратов (PSA),
человеческие антитела к мышиным иммуноглобулинам образуются у пациентов, получавших мышиные иммуноглобулины при диагностической иммуносцинтиграфии или иммунотерапии,
конкретный метод тестирования, т.к. принципиально схожие наборы различных производителей могут давать совершенно разные результаты для одной и той же сыворотки, что в некоторых случаях может симулировать ремиссию или прогрессию, что, в свою очередь, может привести к неправильным терапевтическим заключениям.
Из-за низкой диагностической чувствительности и специфичности, а также из-за ограниченности прогностических показателей, большинство циркулирующих опухолевых маркеров непригодны для скринингового обследования бессимптомных пациентов. Иная ситуация складывается в группах высокого риска и группах пациентов с определенной симптоматикой, т.е. в группах с более высокой ожидаемой частотой данного заболевания (например, АФП при циррозах печени, АФП и ХГЧ при герминомах, PSA у мужчин старше 50 лет с аденомой простаты).

В связи с низкой опухоль — органной специфичностью, циркулирующие опухолевые маркеры не используются для определения локализации опухоли (исключение составляет PSA и тиреоглобулин).

Только некоторые опухолевые маркеры исползуются для прогностических целей (CЕA при колоректальной карциноме, AFP и b -HCG при герминомах).

Основным применением опухолевых маркеров является мониторинг течения заболевания и эффективность хирургического лечения и/или радио-, химио- и гормонотерапии. Именно динамика уровня опухолевого маркера представляется критичной в данном случае, нежели единичное значение уровня, взятое само по себе. Определение динамики опухолевого маркера иногда позволяет к тому же проводить дифференциацию между доброкачественными и злокачественными заболеваниями по характеру повышения уровня маркера, которое при доброкачественных заболеваниях имеет тенденцию быть преходящим или оставаться в нижних пределах диапазона патологических значений. Даже изменения концентрации опухолевых маркеров в пределах диапазона нормальных значений могут также иметь клиническое значение.

В ряде случае (до 50%) корректно определенный профиль концентраций опухолевых маркеров позволяет выявлять изменения в развитие опухолевого процесса на 1 — 6 месяцев раньше, чем прочие, в некоторых случаях инвазивные, диагностические методы. Следующее за хирургическим удалением опухоли тестирование уровней опухолевого маркера, таким образом, представляет собой важный неинвазивный метод мониторинга течения заболевания. Так, в зависимости от скорости, вторичный подъем уровня опухолевого маркера, последовавший за постоперативной нормализацией с большой вероятностью предполагает либо местный рецидив, либо отдаленные метастазы.

Устойчивое снижение концентрации опухолевого маркера после начала химиотерапии свидетельствует об эффективности терапии, в то время как отсутствие изменений или рост значений дают основание думать о резистентности опухолевого роста к проводимой терапии и, следовательно, о необходимости изменения терапевтического подхода. Изменение концентрации опухолевого маркера в ответ на проводимую терапию хорошо коррелирует с клиническим состоянием пациента (ремиссия или прогрессирование). Следует отметить, однако, что в течение первых нескольких дней радио-, химиотерапии или после значительных манипуляций может наблюдаться преходящий подъем уровня опухолевого маркера, как результат деструкции опухоли.

Таким образом, суммируя вышесказанное, можно констатировать, что тестирование опухолевых маркеров, при условии корректной интерпретации результатов, показано в следующих случаях:

Проверка эффективности терапии.
Мониторинг течения заболевания.
Идентификация резидуальных опухолей. Неадекватное слабое снижение уровня опухолевого маркера или отсутствие такового вообще говорит либо о неполном удалении опухоли, либо о наличии множественных опухолей.
Раннее выявление. использование опухолевых маркеров дает возможность раннего выявления ряда опухолей, анпример: первичной гепатоцеллюлярной карциномы у пациентов с циррозом печени; карциномы простаты у пациентов с аденомой простаты; карциномы толстого кишечника у пациентов с полипозом кишечника.
Прогнозирование некоторых опухолей.

Добавить комментарий